Увольнять прислугу надо быстро и при свидетелях.

Мария Байбакова: «Увольнять прислугу надо быстро и при свидетелях»

Мария Байбакова

Быть хозяйкой дома — такая же работа, как быть хозяйкой вечеринки. В школах этикета этому изящному искусству посвящен отдельный курс. Мой — в Institut Villa Pierrefeu — вел знаменитый батлер Джон Робертсон, который «отстроил» немало образцовых домов в Европе и России. Прослушав его лекции, немедленно захотелось обустроить собственный дом мечты.

Ведение дома относится как к менедж­менту, так и к этикету. Правильный менедж­мент всегда этичен, так как он, с одной стороны, эффективен, а с другой — комфортен, не ущемляет ничьих интересов и не ставит никого в неудобное положение. Этикет — оружие опытной хозяйки-полководца, обслуживающий персонал – ее армия. Как и в любых боевых действиях, главное — четкое видение цели и эффективная тактика.

Чтобы стать хорошим менеджером собственного дома, прежде всего опре­делите его миссию. Миссия есть у каждого дома, от трешки в Хамовниках до виллы в Сен-Жан-Кап-Ферра. Например, есть дом-убежище, задача которого — скрыть хозяина от тревог и злоключений дня. Есть дом-дача, предназначение которого — объединять семью и дать возможность бабушкам и дедушкам общаться с внуками. Или дом-художественная галерея, где хранится коллекция, и идея его в том, чтобы быть частным музеем, открытым для знакомых и друзей. Соответственно, по такому дому уже не может бегать ребенок с фломастером наперевес, мечтая расписать какую-нибудь стену.

Определившись с миссией, переходим к главным целям. Они как раз из миссии и вытекают. В доме-норе можно не планировать винный погреб, зато важно позаботиться о большом количестве пледов и домашнем кинотеатре с гигантским экраном, на котором удобно в тысячный раз пересматривать «Дневник Бриджет Джонс». В доме-даче должно быть достаточно спален, просторная гостиная и большой стол, за которым семья собирается вечерами. В доме-галерее важно поддерживать стабильную температуру и влажность, и в нем не должно быть лишних предметов, отвлекающих внимание от искусства. В доме-светском салоне важно предусмотреть возможность быстро организовать коктейль на пятьдесят человек или файф-о-клок на двадцать, а значит, и место, где в боевой готовности будут храниться столовый сервиз Hermes и вино.

Оттолкнувшись от целей, приступаем к составлению списка обслуживающего персонала. В доме-музее нужен человек, следящий за работой системы климат-контроля, и горничная, знающая, что стекла в рамах картин нельзя протирать прос­тым средством для мытья окон, — для этого есть полотенца «Белый кот» из микрофибры. Дому-даче требуются гувернантки и няни, ведь ваши родители в какой-то момент наверняка устанут от внуков и с удовольствием перепоручат кому-нибудь заботы о них. А возможно, и медсестра-сиделка, которая присматривает за здоровьем родителей. В доме – светском салоне нужно иметь человека, который отвечает за столовое серебро и состояние скатертей.

Как рассчитать количество прислуги? Полный штат прислуги состоит из десяти департаментов. В зависимости от миссии дома можно отказаться от одного и усилить другой. Первый — административный: оплата счетов от элект­ричества до интернета, включая оплату работы персонала. Второй — housekeeping, горничные: чистота и порядок в доме. Третий — cooking, то есть шеф-повар, если предполагаются званые ужины, или просто кухарка, которая в любой момент приготовит борщ. Четвертый — безо­пасность (охрана дома и личная охрана). Пятый — уход за садом, газоном и вообще землей, даже если у вас всей земли — горшок с геранью на балконе. Шес­той — транспорт: водитель ваш, ваших детей и вашего персонала, пилот вашего самолета, далее везде. Седьмой департамент отвечает за детей, стариков и животных: бебиситтеры, гувернантки, сиделки, врачи и медсестры, ветврачи и вет­сестры. Восьмой — то, что англичане называют словом maintenance, то есть общий ремонт всего. Сломался кондицио­нер, не раздвигаются жалюзи — должен быть кто-то, кто либо все это чинит, либо знает, куда звонить. Каждый день он проверяет, не перегорели ли лампочки и не барахлит ли система «Уютный дом». Как известно, и то и другое имеет обыкновение перегорать и ломаться в тот момент, когда после месяца, проведенного в командировках, вы решаете насладиться уютом родного гнезда. Девятый департамент отвечает за организацию праздников. Десятый — за гардероб. Сбор и разбор чемоданов, чистка одежды, утюжка, мелкий ремонт или сдача в ремонт крупный и, как в моем случае, поскольку я живу на три дома, — организация гардероба на Pinterest.

Во главе этого мощнейшего штаба стоит либо сама хозяйка, либо батлер, эталонный мистер Карсон из «Аббатства Даунтон». Опытный батлер с западным образованием — самый высокооплачиваемый сотрудник: его содержание может обойтись в двести тысяч долларов в год. Он главный среди домашнего стаффа, СЕО компании, где вы — председатель совета директоров. Поэтому позаботьтесь о том, чтобы поддерживать его авторитет в глазах прислуги. Не спорьте с ним, не поправляйте, не высказывайте неудовольствия при других подчиненных. Именно мистер Карсон объясняет обслуге, что и как делать. Именно он следит, чтобы в доме не переводился запас киноа и чтобы горничная использовала для уборки полов экологически безуп­речные средства Amway — как, например, это принято у меня, ведь я не хочу, чтобы моя семья дышала токсинами. Именно он составляет расписание — сколько раз в неделю приходит горничная, как часто шеф-повар обновляет меню и с какой периодичностью садовник подстригает газон. Если батлера нет, все то, что обычно делает он, придется делать самой. После этого уже не возникает вопроса, почему работа этого ценнейшего специалиста так хорошо оплачивается. И, кстати, если у вас есть главный, парадный вход и вход для персонала, как и должно быть в правильных больших домах, то через парадный подъезд из персонала может входить только батлер и гувернантка.

Во главе штата прислуги стоит либо сама хозяйка, либо батлер, эталонный мистер Карсон из «Аббатства Даунтон». Опытный батлер с западным образованием — самый высокооплачиваемый сотрудник: его содержание может обойтись в двести тысяч долларов в год

Как нанимать и увольнять? При приеме на работу вы, понятное дело, беседуете со всеми претендентами. Тут важно правильно задавать вопросы. Например, не «Умеете ли вы чистить серебро?», а «Что вы делаете, когда дом нужно подготовить к приему тридцати гостей?». Будущая горничная сама должна упомянуть про подготовку столового серебра. Обязательно спросите, какие средства она предпочитает. Правильный ответ: «Я люб­лю Ecover, потому что это эколо­гически чистая линия моющих средств, не менее эффективная, чем обычная бытовая химия, зато безвредная». Неправильный ответ: «Мне все равно, чем хотите, тем и почищу». Водителю не надо давать инструкции, что делать, если дети не хотят пристегиваться. Спросите: «Что вы сделае­те, когда дети...» Если ответит: «Скажу им, что не тронусь с места, пока они не пристегнутся», — с ним можно иметь дело. Если пожмет плечами: «Не знаю, позову гувернантку», — нельзя.

Наняв человека, важно подписать соглашение о конфиденциальности, где будет указано, что персонал нигде и никогда не будет разглашать информацию о вас. Соглашение не является гарантией, что экс-прислуга проглотит язык, если портал LifeNews cделает ей заманчивое предложение, но во многих случаях удержит от излишних откровений о количестве у вас пар обу­ви или поклонников. Кстати, многие считают, что лучший способ избежать утечки информации — нанять людей, которые не говорят по-русски и не имеют знакомых в России. Один из последних трендов — филиппинки. Я не уверена, что это правильно. Мы забываем, что, хотя они не говорят по-русски, слепоглухонемыми все же не являются. И прекрасно все понимают. Особенную сметливость они проявляют, когда мы при них выясняем отношения с мужем или ссоримся с подругой. А из-за их «безъязыкости» вам иногда придется быть то ли нянькой, то ли переводчиком. Например, в магазин за едой для себя филиппинка вряд ли съездит — пополнять ее холодильник будет ваш водитель. А переводить врачу причину ее частых мигреней придется лично вам.

Вообще, если человек работает у нас долго, мы, с одной стороны, убеждаемся в его порядочности, с другой — перестаем замечать. И ведем себя так, как будто мы в доме одни. Это неправильно. Принцесса Диана и принц Чарльз здорово за это поплатились, когда Венди Берри, уволившись из дворца, опубликовала «Мемуа­ры горничной». Хотя тоже подписывала соглашение о конфиденциальности. Я советую нанимать только легальных работников, у которых есть как минимум вид на жительство и разрешение на работу. Понятно, что нелегалам можно меньше платить. Но в итоге экономия выльется в круглую сумму. Одна состоятельная арабская семья в Лондоне наняла горничную из Индонезии. Она проработала пятна­д­цать лет — и все эти годы подворовывала у хозяйки. Совершенно случайно в ее комнате обнаружились залежи давно пропавших серебряных ложек и фамильных драгоценностей. Конечно, она тут же была уволена, но неправильно — без свидетелей, в личном разговоре с хозяйкой. Индонезийка подала в суд. Заявила, что все пятнадцать лет подвергалась жестокому обращению и теперь настаивает на выплате космической компенсации. В итоге мои знакомые выиграли дело, наняв лучших адвокатов и расставшись не с миллионами, а всего лишь с тысячами фунтов. Ложки нашлись, а осадочек остался. Ситуация осложнялась тем, что экс-горничная была принята на работу нелегально. Арабской семье пришлось еще и оправдываться, когда суд попытался выяснить, не забрали ли они у индонезийки паспорт и не удерживали ли в Лондоне насильно, как она утверждала. С легальными работниками вы всегда находитесь в одном юридическом пространстве, где защищены права обеих сторон. Как судить и, главное, где искать горничную-молдаванку, которая в один прекрасный момент сбежит с бриллиантовыми серьгами вашей бабушки?.. Как в Америке уволить не подошедшую вам русскую няню, которая грозит подать в суд за наем нелегалов?

Раз уж речь зашла об увольнении. Это нужно делать быстро, четко мотивируя причину, не давая времени на оправдания и слезы, соблюдая все законы и договоренности (например, о выплате двухнедельного оклада) и — обязательно — при свидетелях. (Кстати, свидетели должны быть того же пола, что и увольняемый. С точки зрения законодательства некоторых стран так из истории исключается сексуальный подтекст.) С момента объявления об увольнении и до момента, когда человек покинет ваш дом, должно пройти не более суток, после чего вход ему закрывается навсегда. Если нужно, меняются ключ, замок, код — и охрана получает соответствующие распоряжения.

Если же вы поняли, что были неправы по отношению к персоналу, скажем, заподозрили горничную в страшном, а ложки нашлись, то можно и нужно извиниться. Но не лить слезы раскаяния у нее на плече: «Ах, Оленька, прости ме­ня, бога ради», а сказать: «Ольга, произошло недоразумение, за которое я хотела принести вам свои извинения». И все.

Ошибки в общении с персоналом. Самая распространенная — подружиться с кем-то из стаффа и начать воспринимать этого человека как члена семьи. Ничего хорошего в итоге не выходит. Как правило, вы теряете хорошую горничную, но не приобретаете ни сестру, ни подругу. Хотя соблазн сделать из горничной наперсни­цу или что-то вроде бедной, но милой родственницы велик. Особенно если она действительно по-человечески вам симпатична и давно у вас работает.

Каковы симптомы неверного курса? Например, в какой-то момент вы начинаете завтракать или ужинать со своей горничной. Единственный человек, который имеет право сидеть с вами за одним столом, — гувернер сына. Считается, что мальчика должен воспитывать именно мужчина, и очевидно, мальчик должен его уважать, иначе не будет слушаться. Если сын не чувствует, что вы относитесь к гувернеру с уважением, требовать от него того же невозможно. На воспитательницу дочери правило не распространяется.

Второй симптом — вы отдаете горничной свою одежду. Кажется, ну что тут такого: брюки Prada все равно позапрош­ло­го сезона, а Люся будет рада. С виду все  логично, но на самом деле вы переходите границу. Горничная перемещается по вашему дому одна — и в вашей одежде. Кто тут хозяйка, надо еще постараться вспомнить. Исключение можно сделать для няни, которая работает с вами много лет и у которой есть дочь. Если дочь произведет на институтской дискотеке фурор вашими старыми «лубутенами» — ничего страшного. Главное, чтобы это не происходило в вашем доме.

Третий — вечером вы чувствуете непрео­долимое желание поделиться с горничной впечатлениями о прошедшем дне, пишете ей эсэмэски с яхты о том, как вас достала свекровь, а вернувшись с Недели моды, выкладываете ей, как всех опять потряс Рикардо Тиши. Получив столь головокружительную информацию, горничная начинает чувствовать себя частью вашего, а не  своего мира. Вытирание пыли и чистка ковров в этом мире немыслимы.

Есть еще одно табу, нарушение которого влечет за собой нарушение границ. Как бы вы ни были возмущены и рас­строе­ны, нельзя кричать на персонал. Дело даже не в том, что это неэтично (хотя это, конечно, неэтично). А в том, что бурные эмоции мы должны открыто выражать только по отношению к равным. Если вы чрезмерно эмоционально реагируе­те на пылинку на ножке бокала Baccarat, то после неизбежно начнете чувствовать угрызения совести. Отсюда один шаг до заискивания. И вот вы уже рыдаете в объя­тиях друг друга и горничная становится почти подругой, а грязь на бокалах по-прежнему никто не думает вытирать. Сможете взять себя в руки и спокойным тоном сказать: «Наталья, больше этого быть не должно», — в следую­щий раз пыли не случится. А если случится, то Наталья вам просто не подходит.

Управление домом — это менеджмент. Эмоциональный менеджмент работает хуже, чем менеджмент без эмоций. Иногда кричать на персонал и вовсе опасно. Например, на водителя за то, что он опоздал на пять минут. Ведь после криков вам придется сесть в машину и вверить ему свою жизнь или жизнь детей.

Гораздо правильнее при приеме на ра­боту оговаривать, что, например, за третье опоздание накладывается штраф в размере двадцати процентов от зарплаты, а за четвертым следует увольнение. И если третье опоздание все-таки случается, спокойно об этом напомнить.

Как не стать заложником своих подчиненных? Это происходит сплошь и рядом. Во-первых, потому что в какой-то момент вы осознаете, что не можете без них жить. Вы не знаете, чем чистить плиту, как застелить постель, как сервировать стол. Чтобы этого не случилось, нужно самой разбираться в хозяйстве. Это не значит, что вы будете все делать сами, вы лишь не должны чувствовать себя беспомощной, если кому-то из персонала придет в голову шантажировать вас увольнением.

А во-вторых, потому что вы к ним привыкаете. Горничная плохо убирает дом, садовник неровно стрижет газон. Но вы терпите, потому что увольнять их, искать других, обучать – это такая морока! Всякий раз, когда муж возвращается домой, вы, вместо того чтобы его поцеловать и спросить, как прошел день, начинаете жаловаться: «Дорогой, меня так достала наша домработница! Она опять не то, не так, не там и не тогда!» Дорогой, естественно, раздражается и советует сменить домработницу. «Да, — говорите вы, — но... Ты не понимаешь... И вообще... » Если это происходит пятый раз за неделю, велик риск, что тихий семейный вечер превратится в крупную семейную ссору. Потому что муж приходит домой не затем, чтобы слушать жалобы на персонал.

Из этого следует одно: вы не очень хороший менеджер. И лучшее, что можете предпринять, — нанять батлера, который все сделает за вас. Пусть даже не на полный рабочий день. Вы перестанете жить в постоянном стрессе, и пинии наконец будут подстрижены так, как вы мечтали.

ЗДЕСЬ.

Изображая "скорую". Монолог фельдшера из российской глубинки.

Ерофей Павлович - это край Амурского края. Поселок с таким зычным именем раскинулся между пологих сопок на границе Приамурья и Забайкалья. Несколько лет назад тут построили новую больницу, которая на вид - красавица. А работать в ней некому. Володя Сорокоумов - 24-летний фельдшер "скорой помощи". Его монолог - патологическая реальность "одноэтажной" медицины. Реальность, о которой медики почти не говорят. Боятся. Фельдшер Сорокоумов не побоялся, справедливо полагая, что дальше Ерофей Павловича его уже не пошлют. Послушайте фельдшера.

- Я работаю тут третий год после окончания колледжа. На всю "скорую" нас двое осталось: я и участковый терапевт, вот так по очереди и шпарим. В смену бывает по 10-15 вызовов, чаще всего гипертония, стенокардия, дети часто болеют. Серьезно, по стандартам, помощь оказывать нечем. Медикаменты часто за свой счет покупаем, мочегонные всегда сами приобретаем, лейкопластырь тоже. Меня уже в аптеке как родного встречают, знают, что и сколько буду покупать.

Чего на "скорой" нет? Кислорода нет, пеногасителя нет, а без него отек легкого просто не снять. Сама машина ничем не оснащена, в ней даже стоек для капельницы нет, печка зимой вечно не работает, иней в салоне шубой висит, а у нас морозы под пятьдесят градусов давят. А тяжелых больных на этой машине возим в районную больницу, до которой двести километров. Приходилось в машине и роды принимать. Женщина и новорожденный выжили чудом. Мы оснащены только фонендоскопом и тонометром.
На все наши вопросы ответ один: денег нет. Дескать, мы себя не оправдываем, затратные мы. Знаете, я так и не могу понять, как "скорая помощь" может себя материально оправдать? Мы же априори бесплатны! Часто ощущаю себя дерьмом: не могу спасти человека, хотя можно. Пример - отек легкого. Скудным выбором препаратов тут не обойдешься. А у меня даже нет ни пеногасителя, ни кислорода, Человек погибает. В картах всю правду пишем: не хватает препаратов. Но мне кажется, что наши карты начальство не читает, и прокурору они тоже не интересны. Недавно у женщины случился отек Квинке. Спас ее только своей глупой смекалкой - мочевой катетер затолкал ей в трахею. Это и спасло ей жизнь. Трахеостомию сделать нечем. То, что нужно вставлять в районе попы, мы вставляем в горло. Это и есть наша медицина. Никогда не бывает в наличии препаратов, повышающих артериальное давление, при кровотечении нечем помощь оказать. Противосудорожных препаратов тоже годами не бывает. Если вы выживите, мы рады за вас.

Анализы, через раз делаем: лаборант умный, а реактивов нет. Гемоглобин посмотреть не можем. В прошлом году такого не было и зарплата была тысячи на три больше. Я работаю сутки через двое, двое суток работает врач. Наш бывший главный врач работал месяц один и на "скорой", и в больнице. Без единого выходного. Не выдержал - запил. Уволили его. Да я и сам один месяц работал один. И то по зарплате "обули". Ребенок больше в школу уносит, чем я зарабатываю. Этот круг не разомкнуть. У нас одна нормальная проверка, и больницу можно закрывать. Я, когда услышал по телевизору, что зарплата у среднего медперсонала в Амурской области 26 тысяч, чуть с дивана не упал. Ну, разве можно так врать? У меня редко когда больше двенадцати тысяч в месяц выходит.

Я не удивлюсь, если вам в районной больнице покажут другие мои платёжки, с более высокой заработной платой. У меня два разных лицевых счета: реальная зарплата 12-15 тысяч, а по официальным отчетам - 28. Обращался по этому поводу в прокуратуру. Бесполезно.

Что держит? Людей жалко. Уйду, к кому они будут обращаться? Вот и изображаем медицинскую деятельность.

Кроме станции Ерофей Павлович обслуживаем еще пять населенных пунктов. До села Игнашино - семьдесят километров, которые едем больше четырех часов. Рядом проходит федеральная трасса "Амур", и, значит, все ДТП тоже наши. При ДТП мы ничем пострадавшего обезболить не можем: кроме анальгина и кеторола, ничего нет. Хотя по стандарту я обязан обезболить человека, а мне нечем! Хоть по голове бей в качестве отвлекающей терапии. Было у меня два случая - поездом человеку ноги отрезало. Четыре кубика анальгина внутривенно, и "терпи, хороший мой". Два с половиной часа езды до районной больницы на такой терапии. Это же издевательство над человеком - в чистом виде! Если кто умрет от болевого шока, то первый прокурор меня за шиворот возьмет. И мое "нету" - отмазкой не будет...

Все врачи сбежали, работать некому. Мы реально не дееспособная больница. Я раньше был оптимистом, думал, маленько потерпим, и будет лучше. Но лучше не становится. Все только хуже. Про машину нашу еще доскажу: мы ее сколько раз заводили с пихача, она вечно полуполоманная, хорошо, что водитель физически крепкий - луноход утолкает.

Водители у нас с золотыми руками, за восемь тысяч рублей на ходу всё ремонтируют. Как мы больных возим - это фронтовой санбат. А когда человек умирает, чувствую в те минуты, что я не медик "скорой помощи", а так, для виду... Если сейчас случится инфаркт миокарда, то поеду практически с голыми руками. Так же и при инсультах - только симптоматическая терапия. Какой тромболизис?! Какой золотой стандарт?! Мы понятия не имеем, что это такое. А инсультов здесь просто немеряно. В прошлом году было 29 инсультов. Ни одного не спасали по стандарту. Только симптоматическая терапия. Почти все поумирали или остались глубокими инвалидами. Кем после этого можно себя чувствовать? Только ничтожеством...

Прогноз? Неблагоприятный. Население тут вымрет, и лет через десять поселок исчезнет. Здесь было большое ремонтное депо, его закрыли. Работы не стало. После закрытия депо, только в мою смену было два инфаркта, молодые мужики не выдержали. Один скончался, другой остался инвалидом. А что делать народу? Бухать, бухать и бухать... Алкогольных психозов - тьма.

Я люблю свою работу. Но реалии таковы, что я смогу ее возненавидеть. Почему я должен жить впроголодь, в вечных колымах? Бегать по поселку массажи на дому делать, ягоду продавать, чтобы с голоду не умереть. Я бы уже отсюда уехал, но у меня жена заочно учится. Как только диплом получит, свалим отсюда. Уеду и не оглянусь. Надоело все - сил нет.

ЗДЕСЬ.

"Розги Евразии". Лучшая статья, что я прочитал в этом году.

Розги Евразии

Театральный сезон времен политических заморозков
66_01.jpg
Неубиваемый «Идеальный муж» (МХТ) — спектакль, который все время требуют запретить. Главный хит Художественного театра /фото: Вячеслав Прокофьев/КоммерсантЪ
«…Главлит предлагает не допускать к опубликованию в печати до особого распоряжения сведений о зараженности хлеба долгоносиком, клещом и прочими вредителями во избежание паники на внешних рынках и злонамеренного истолкования этих сведений враждебной печатью». Это выдержка из секретного циркуляра Главлита, датированного 1925 годом, то бишь временем заколачивания в землю несущих конструкций советского режима, пусть и за ширмой НЭПа.
Весной 2014 года из-под задраенных ворот Минкульта выполз циркуляр нашего времени — документ под названием «Основы государственной культурной политики». Суть его проста и очевидна, как осина, и сводится к нескольким пунктам. Первый: культура — сфера национальной безопасности и потому должна находиться под неусыпным государственным контролем. Второй: основная функция культуры — воспитание масс. Третий: главная цель культуры и искусства — построение сильного единого государства. И четвертый: отечественное искусство должно быть патриотичным и понятным народу.
Слово, которым деятели искусства охарактеризовали данный документ, уже запрещено к публичному употреблению согласно принятому закону. В переводе же на иностранные языки (пока перевод тоже не запретили) деятели культуры сказали примерно «Fuck!», «Shit!», «Merde!», «Scheisse!».
Впрочем, многие благоразумные и воспитанные деятели культуры уважительно промолчали, а духовно развитые — и вовсе громко закаркали в знак полной поддержки и восхищенного одобрения документа. Еще и потребовали дополнить его санкциями против несогласных. Так и спросили у государства: «А что мы будем делать с теми, кто против?»
Патриотический марш
Сезон 2013/14 года пришелся на объявленный президентским указом Год культуры. В декабре 2013-го на Петербургском международном культурном форуме прозвучало жесткое выступление Льва Додина, главного режиссера Санкт-Петербургского Малого драматического театра (СПб МДТ — «Театра Европы»). Додин предложил законодательно закрепить право на свободу творчества и предупредил высокое собрание о надвигающейся культурной катастрофе: «Год культуры не должен превратиться в год хулиганства, хамства, якобы патриотического и якобы религиозного ксенофобского фундаментализма».
За несколько дней до этого так называемые казаки Петербурга исписали стены МДТ оскорблениями в адрес режиссера и подбросили к подъезду театра свиную голову с надписью «Додин» на лбу.
Додин как в воду глядел: давно наше культурное сообщество не испытывало такого агрессивного высокомерного давления со стороны власти, как в Год культуры. Пока отечественное искусство разгребало последствия принятия законов о запрете гей-пропаганды, об оскорблении чувств верующих, о защите детей от вредной информации, из Кремля уже гудел новый набат — широко объявленный президентом страны крестовый поход в защиту «консервативных ценностей» от «агрессивного либерализма», «бесполой и бесплодной толерантности» и «аморального интернационала».
„ 


В этом сезоне, очевидно, побеждает театр ансамблевый, театр единомышленников  

Министерство культуры в срочном порядке начало процесс самоочищения: из экспертных советов полетели головы космополитов и на замену им являлись Воины Света — в совет по современной драматургии твердым комиссарским шагом вошла «Мария Деви Христос» «духовного пространства русской Евразии» главный редактор газеты «Культура» Елена Ямпольская. На страницах вверенной ей газеты запестрели заголовки «Оскар» патриотам не товарищ», «Минкульт предупреждает: современное искусство может быть опасно для здоровья россиян» (о современной драматургии), «Театр с копытами» (о «Гоголь-центре»), «Есть ли Пермь после Гельмана?», «Марш толерастов» (о просветительских проектах Людмилы Улицкой и Екатерины Гениевой).
В главной пропагандистской программе страны Дмитрий Киселев «стегает» розгами презрения Серебренникова и Богомолова, с трибуны Совета Федерации звучат угрозы в адрес нового руководства Театра на Таганке, сама Валентина Матвиенко, гневно сверкая очами, стучит кулаком по столу: «Разобраться! Что происходит в любимом, почитаемом в нашей стране театре?!»
Театральные рецензии, следуя духу времени, перевоплотились в жанр театральных доносов. Даже самые респектабельные и толерантные рецензенты пишут с оглядкой — как бы кому не навредить своими хвалебными пассажами, как бы восхищение талантом не обратилось поводом для травли! Ведь доносы и жалобы бдительной «оскорбленной» общественности в большинстве своем основаны на критических статьях ничего не подозревающих авторов. (Так, требование группы православных активистов отстранить от должности худрука МХТ О. П. Табакова и уволить всех участников и создателей спектакля «Идеальный муж» опирается на цитаты из статьи театрального обозревателя TNT.) Борьба за «консервативные ценности», распаляемая визгами патриотов и державников, стремительно выросла в настоящую беспощадную войну мировоззрений. События на Украине, аннексия Крыма, невиданная волна патриотизма, захлестнувшая общество, поставили на грань гуманистического крушения всю страну, но культурная элита предпочла этого не заметить.
Раскол
Письмо деятелей культуры в поддержку политики Путина и вброшенный им же в общество термин «национал-предатели» сделали свое дело: интеллигенция вновь распалась, раскололась, расползлась в разные стороны. Ужасно, мучительно было смотреть в глаза украинским актерам, которые со сцены Национального театра им. Ивана Франко обращались к своим российским коллегам с мольбой — опомниться, не поддерживать войну, не предавать друг друга! Все это было напрасно: большинство официальных культурных лиц — непроницаемых лиц-масок — бубнило про «хунту», «украинских фашистов», «бендеровцев» и «ракеты НАТО».
Оказаться по другую от власти сторону баррикад стало по-настоящему опасно. 1 марта Совет Федерации одобрил разрешение на ввод войск на территорию Украины, а на следующий день в Москве прошли стихийные антивоенные выступления. В центр города вышли в основном молодые люди, среди которых было немало представителей театрального цеха — режиссеры, актеры, драматурги. Кажется, в этот день автозаки были переполнены творческой интеллигенцией, на которую откуда-то сверху равнодушно и даже с некоторым презрительным раздражением взирала другая часть творческой интеллигенции — вдохновленная идеями русского мира, великодержавности и национальной гордости.
В духоте
Внешнеполитическое обострение естественным образом ужесточило атмосферу внутри страны. Официально цензура еще не введена, но де-факто она уже существует. Общественные и экспертные советы, стремительно растущее количество запретительных мер и законов, возрождение советских карательных традиций в отношении тех, кто «не с нами», — все это создает атмосферу тотальной нетерпимости, провоцирует общество на идеологические расправы, на гражданские казни. Из всех государственных щелей слышатся требования: Запретить! Остановить! Уволить! Закрыть! Упомянутые «Основы культурной политики» лишь зафиксировали народные чаяния и тревоги, нарисовав культурному сообществу портрет истинного потребителя культурного продукта: народ не желает видеть на сцене разврат и насилие, не желает слушать мат и иностранные слова, хочет отдыхать в Крыму, носить зипуны и кокошники, пить квас и самогон, закусывать картошкой и селедкой, совокупляться не ради удовольствия, а для размножения, хочет петь русские песни, смотреть на пейзажи, читать один учебник по истории и один по литературе, называть Волгоград Сталинградом, негров — черножопыми, евреев — жидами, геев — пидорами, гастарбайтеров — чурками, либералов — предателями и главное — категорически отказывается курить. С таким народом не страшно шагнуть в мертвое будущее.
Оригинал ЗДЕСЬ.

Путин назвал шлюхами вдов погибших подводников боясь правды ?

Путин назвал шлюхами вдов погибших подводников боясь правды ?

курск

Капитан Александр Лесков: Подлодку «Курск» расстреляли ракетами «земля-земля»

Известный питерский подводник выдвинул сенсационную версию гибели атомной субмарины

Девять лет назад - 12 августа 2000 года - в Баренцевом море погибла подводная атомная лодка «Курск». Новейшая и абсолютно, по отзывам специалистов, надежная. Погибли 118 человек. Трагедия субмарины стала темой многих книг, театральных постановок, фильмов и… легенд. По официально версии, случился форс-мажор, главную роль сыграла непреодолимая сила и, следовательно, никто не виноват.

Это была первая крупная авария после того, как страну возглавил Владимир Путин. Вот как тележурналист Сергей Доренко описывал реакцию главы государства после трагедии:

- Он позвонил на Первый канал и сказал, что Первый канал нанял шлюх, которые выступили, чтобы дискредитировать его. И в том числе я ему потом доказывал, что это были не шлюхи, что это были вдовы офицеров. Это действительно вдовы офицеров, я впоследствии сам их видел в Видяево, и они продолжали говорить «неудобные» вещи, но он по телефону сразу отзвонил и сказал: «Вы нанимаете шлюх специально. Дали им по 10 долларов, специально чтобы меня дискредитировать».

Капитан атомной подводной лодки "Курск" Геннадий Лячин ....

- Когда-нибудь правда о гибели «Курска» будет сказана, - заявила много лет спустя после трагедии корреспонденту «Свободной Прессы» мать командира 9 отсека Александра Бражкина - Камелия Федоровна.

«СП»: - Вас не устраивает официальная версия тех трагических событий?

- Нет. Они говорят, что взорвалась торпеда, но торпеда сама по себе взорваться не могла.

«СП»: - Что же тогда было?

- Их подстрелили.

«СП»: - Кто?

- Этого я не знаю. Об этом пусть судят специалисты.

Мама погибшего подводника права и лучше о катастрофе спросить у того, кто знает о службе на подлодках не понаслышке.

Мы поинтересовались, что думает по поводу взрыва на «Курске» бывший подводник, капитан первого ранга в отставке, экс-командир подлодки К-147, представитель Общества ветеранов Третьей дивизии атомных подводных лодок Северного флота Александр Лесков.

Он одним из первых стал ходить на советских атомных субмаринах. А в 1967 году в качестве помощника командира первой атомной подлодки К-3 пережил страшный пожар на атомоходе. Катастрофа произошла под водой 8 сентября в Норвежском море. Командир был тяжело ранен, и Александру Яковлевичу тогда пришлось взять командование на себя.

В дальнейшем Лескову еще не раз пришлось участвовать в ликвидации аварийных ситуаций на атомоходах.

«СП»: - Александр Яковлевич, почему официальная версия гибели «Курска», озвученная генеральным прокурором РФ, не кажется вам убедительной?

- Дело в том, что тогдашний генпрокурор России, излагая официальную версию гибели «Курска», не ответил на целый ряд вопросов, которые сразу же возникли у специалистов и, в частности, у командиров атомных подводных лодок.

«СП»: - Например?

- Официальная версия утверждает, что «Курск» во время взрыва находился под водой. Этого не могло быть, потому что при длине подлодки в 153 метра, она не может погружаться там, где глубина моря не превышает 115 метров – а именно такова была глубина в месте затопления «Курска», которое, кстати, является полигоном надводных кораблей, а не подводных лодок. Такая глубина для огромной лодки - как лужа для щуки. Чтобы погрузиться, подводная лодка должна иметь под килем - минимум три ее длинны, то есть в данном случае - не менее полукилометра. И это знает любой командир АПЛ. При глубинах в 100 метров никто не разрешил бы погружения.

Во-вторых, официальная версия гласит, что лодка врезалась в дно, и произошел второй взрыв. Это тоже не похоже на правду - от удара подлодки об дно никогда в истории подводного флота торпеды не взрывались.

Еще одно доказательство того, что субмарина во время взрыва находилась в надводном положении - ее фотографии, полученные, когда она уже лежала на дне. Лодка была с поднятыми выдвижными устройствами.

«СП»: - Что это означает?

- Все выдвижные устройства лодки поднимаются только при надводном положении.

«СП»: - Хорошо, пусть при взрыве «Курск» был в надводном положении. Что это меняет в данном случае?

- Во-первых, одна маленькая ложь порождает большое недоверие. Во-вторых, взрыв под водой фигурирует, как основная версия. Но взрыва под водой не было. Если бы он произошел под водой, была бы совершенно иная картина повреждений: корпус бы разворотило изнутри, на самом деле вся обшивка была загнута внутрь. Но повторяю, торпеда сама по себе взорваться не может. Кроме того, торпеды не детонируют, потому что на каждой стоит четыре уровня защиты. Если бы торпеда рванула сама по себе, это, извините, как укус комара в задницу слона - ерунда для такой подводной лодки. От одной торпеды не могли взорваться и все остальные. Даже при пожаре торпеды все вместе взорваться не могут. Я своим и глазами видел на фотографиях, как лодка лежит на боку, а торпеды валяются на дне возле нее. И еще. Если бы, как говорит следствие, разом взорвался весь торпедный отсек, вода бы тут же хлынула в корпус, и пожара бы не возникло. Но найденные трупы подводников - сильно обгоревшие.

Существует еще масса противоречий...

Вообще запас плавучести АПЛ очень велик и рассчитан на то, что лодка остается на плаву при двух и даже трех затопленных отсеках. И не бывает таких аварий, при которых разом уничтожается практически вся лодка, включая командный пункт.

«СП»: - А как бывает?

- Так бывает при очень мощном внешнем воздействии. Иными словами, если в лодку попадают ракеты. Думаю, «Курск» погубили именно ракеты, когда он двигался по поверхности моря в район учений. Наши ракеты.

«СП»: - Ракеты?

- Да, ракеты. Думаю, было одно за другим два смертельных попадания. Но, как видим, даже при таком попадании кормовые отсеки остались целы, а люди - живы. И это отдельная история. Сначала сообщили, что слышали стуки изнутри подлодки - это правда, моряки оставались в отсеках. Моцак тогда сообщил: мы установили связь с ними, перестукиваемся. А потом отказался от своих слов. И это самое постыдное. А ведь они действительно перестукивались. Но прошли сутки, и все погибли. Я уверен, если бы этих ребят спасли, они бы рассказали, как их угрохали своими же ракетами.

Из досье «СП»

Моцак Михаил Васильевич - вице-адмирал. В 2000-м году командовал 1 флотилией подводных лодок Северного флота. В 2002-м назначен первым заместителем полномочного представителя президента РФ в Северо-Западном федеральном округе. Курирует военные, оборонные, правоохранительные и специальные вопросы. Герой России (1994 г.)

«СП»: - Их могли бы спасти?

- Официально утверждалось, что подводный колокол на корпусе затонувшей подлодки установить не могут. Господи! Да наши водолазы за пять минут этот колокол устанавливают, это проще пареной репы. Потом стали говорить, что в стране глубоководных аппаратов не было... Ничего подобного, все есть, и были там наши подводники и все сфотографировали с глубоководных аппаратов. Один из них вдруг стал после этого Героем России.

«СП»: - Как долго подводники ждали помощи?

- Я думаю, двое суток жили. Больше вряд ли протянули. И водолазы могли попытаться их спасти, если бы получили приказ. Но, увы, не получили. Иначе остались бы свидетели того, что произошло на самом деле, и тайное стало бы явным. Остаются и еще вопросы. Например, зачем нужно было почти год на том месте, где затонул «Курск», держать надводный корабль, который глубинными бомбами не подпускал никого к лодке? Зачем нужно было тратить огромные суммы, чтобы отрезать первый отсек? Вообще первый отсек - самый главный свидетель. Он мог все рассказать, о том, что произошло, но его не только отсекли на глубине, его еще там взорвали, уничтожив в пыль все, что могло пролить свет на причины аварии. А ведь операция по отрезанию стоила столько же, сколько сама подводная лодка. Миллиарды были потрачены. Я знаю, что были подняты две записки, одну из которых написал капитан Колесников. Но их содержания мы так и не узнали.

«СП»: - Говорили еще о столкновении с американской субмариной?

- Правду скрывали очень неуклюже. И подкидывали несуразные версии. Одна из них - столкновение с американской подводной лодкой. Да мы много раз сталкивались под водой - и при всплытии, и носами - ну и что? Вмятины получали, ничего особенного. Одна лодка во время плавания дважды столкнулась с американцами, потом хохотали все над ней. Никогда столкновение под водой не принесет таких фатальных разрушений, какие были у «Курска». Считаю, нужно было сразу признаться в том, что мы своими собственными руками утопили «Курск». Но главная функция штаба ВМФ – скрывать правду. Они прикрываются жупелом секретности во всех авариях, которые были на флоте – ни об одной из них не сказано правды.

«СП»: - Вы считаете, что ракета, которая попала в «Курск», могла быть пущена в рамках учений?

- Думаю, да. Это береговая ракета, вероятно, класса «земля-земля». Ее могли пустить откуда угодно: из Подмосковья, из Плесецка...

Другие версии

Газета La Stampа (Италия):

- 118 семей ждут правды, которой никогда не узнают. Билл Клинтон и Владимир Путин договорились закрыть эту тему. Фрагмент этой так и не открытой правды мог скрываться в небольшом сообщении, чуть больше 10 строк, появившемся 22 августа 2000 года на интернет-сайте Правда.ру. Сообщение, которое никогда не было опубликовано в печатной версии издания и которое в виртуальном мире интернета просуществовало лишь несколько часов. Текст призрачного сообщения таков: «В субботу, 12 августа, инцидент, произошедший в Баренцевом море, мог привести к третьей мировой войне. В течение нескольких дней мир был подвешен на ниточке, и любой неверный политический шаг мог привести к обмену ядерными ударами. К счастью, инцидент был урегулирован дипломатическим путем».

Это были дни «Курска». Согласно сообщению, опубликованному 22 августа, «президент Российской Федерации Владимир Путин и президент Соединенных Штатов Билл Клинтон после многочисленных конфиденциальных телефонных переговоров сумели договориться о мирном урегулировании дела».

Но каким это было «делом», которое российская прокуратура закрыла с лицемерной формулировкой «за отсутствием состава преступления»?

«Курск» не был разрушен в результате случайного взрыва одного из неядерных зарядов, АПЛ была поражена американской подводной лодкой Memphis.

Газета Нью-Йорк таймс (США):

- Остается под большим сомнением, что Пентагон, до сих пор официально не признавший присутствие своих подлодок в Баренцевом море, будет готов сделать достоянием гласности имеющиеся у него сведения.

Игорь Курдин, капитан первого ранга в отставке, председатель Клуба подводников Санкт-Петербурга:

- Существуют две версии причины гибели атомной подводной лодки «Курск». Первая официальная - взрыв учебной торпеды, вторая неофициальная - атака на «Курск» американской военной торпеды. Обе версии имеют права на существование. Но я склоняюсь к первой, это более правдоподобно. Это была обыкновенная халатность и недисциплинированность. Мерзавцами надо быть, чтобы это допустить. Я могу больше сказать, никто и никогда не узнает, почему это произошло. И «Курск» - не единственный такой пример. В России вообще все трагедии замалчиваются.

Надежда Солорова, мать одного из погибших подводников:

- После того как выяснилось, что «Курск» затонул и все погибли, государство свои обязательства и обещания выполнило - денег дало, квартиру дало, рот заткнули хорошо. Но от того, что денег дали, лучше не стало. Главное, что никто до сих пор ответственности за эту трагедию не понес, никто не извинился. Нам только врали, и все… Самое ужасное, что мне даже бывшие коллеги сына говорят: правду о «Курске» узнают только ваши внуки, лет через 50. Я считаю несправедливым то, что Генпрокуратура закрыла уголовное дело, аргументируя это отсутствием состава преступления. Как же это так может быть? Кто-то должен ответить за смерть 118 человек!

Официальная версия

Следствие, которое возглавлял генпрокурор России Устинов, установило, что «лица, участвовавшие в проектировании, изготовлении, хранении, приготовлении и эксплуатации торпеды 65-76А N1336А ПВ, не предвидели возможности ее взрыва и гибели экипажа вместе с кораблем и, по обстоятельствам дела, такой возможности предвидеть не могли». Поэтому было принято решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Не найдено состава преступления и в действиях кого-либо из членов экипажа «Курска».

О причинах катастрофы было выдвинуто 18 рабочих версий. Основными из них являлись следующие:

- столкновение с российским или иностранным подводным или надводным кораблем;
- поражение торпедой или ракетой российским или иностранным подводным или надводным кораблем;
- диверсия;
- террористический акт;
- подрыв на мине времен Великой Отечественной войны;
- гибель в результате нештатной ситуации с его вооружением.

В итоге, следствие посчитало, что катастрофа произошла в 11 час. 28 мин. вследствие взрыва торпеды 65-76А внутри торпедного аппарата и дальнейшего развития взрывного процесса в боевых зарядных отделениях торпед, находившихся в первом отсеке подводного крейсера.

Взрыв повлек гибель личного состава первого отсека, значительные разрушения в межбортном пространстве лодки и полностью разрушил торпедный аппарат N4 и частично торпедный аппарат N2. В результате этого, в прочном корпусе образовались отверстия, через которые в первый отсек лодки начала поступать морская вода, затопившая практически полностью первый отсек лодки.

Ударная волна, а также летящие фрагменты хвостовой части разрушенной торпеды и торпедного аппарата N4 инициировали взрывной процесс взрывчатого вещества боевого зарядного отделения ряда торпед, которые были расположены на стеллажах внутри первого отсека. Развитие в течение более 2 минут взрывного процесса в боевых зарядных отделениях торпед привело к их детонации, а затем и к передаче детонирующего импульса другим торпедам, находящимся на стеллажах.

Второй взрыв произошел в 11 час. 30 мин. 44,5 сек. Он привел к полному разрушению носовой оконечности, конструкций и механизмов его первого, второго и третьего отсеков. Получив катастрофические повреждения, корабль затонул на глубине 110-112 метров.

Возможность использования оставшимися в живых членами экипажа всплывающей спасательной камеры отсутствовала из-за разрушения носовых отсеков корабля, поэтому они стали готовиться к выходу на поверхность через спасательный люк 9-го отсека.

Однако целый ряд объективных факторов не позволил этого сделать. К этим факторам относятся: быстрое ухудшение самочувствия людей, ослабленных в процессе борьбы за жизнь под действием угарного газа и повышающегося давления, условия недостаточной освещенности отсека. По этим основным причинам моряки-подводники так и не смогли предпринять ни одной попытки выйти из подлодки.

Согласно выводам экспертов, все находившиеся в 9-м отсеке подводники погибли от отравления угарным газом не позднее, чем через 8 часов после взрывов, то есть не позднее 19 час. 30 мин. 12 августа 2000 года.

Моя работа на съёмках "Сталкера"

Оригинал взят у immos в Моя работа на съёмках "Сталкера"
1977

После окончания военной службы я решил не возвращаться в Центрнаучфильм, где работал раньше, а устроиться на Мосфильм, потому, что мне хотелось поработать в большом кино, так как я ещё не оставил надежду поступить на кинооператорский факультет ВГИКа. В январе 1977 года я начал работу на этой студии в качестве механика по обслуживанию кино-съёмочной аппаратуры и вспомогательной техники. В отличие от профессии механика по ремонту это была работа на съёмочной площадке: установка камеры и зарядка её плёнкой, обеспечение её исправной работы, движение камеры на тележке или кране. Вскоре в плане текущих съёмок я увидел название фильма «Сталкер» режиссёра Андрея Тарковского. Я уже знал, что это значительный и незаурядный режиссёр, но поскольку романа Стругацких я не читал, название фильма мне ни о чём не говорило, выглядев таинственно и интригующе. Конечно, мне стало интересно узнать, что это за кино. Я заглядывал в павильон, где находилась декорация квартиры Сталкера, в которой в феврале этого года были сняты первые сцены фильма, но самих съёмок я не видел. Когда я узнал, что вскоре для продолжения съёмок предстоит экспедиция в Эстонию, я спросил свою начальницу, можно ли меня туда назначить, на что она ответила согласием. Так как моя работа была сугубо технической, среди моих непосредственных коллег не было людей, увлечённых кино, как видом творчества. К тому же коллеги знали, что на съёмках фильмов этого режиссёра требования ко всем членам съёмочной группы обычно повышенные, и работа потребует особого напряжения. Таким образом я с лёгкостью и без конкуренции вошёл в съёмочную группу. Обычно на съёмках полнометражного игрового фильма в состав операторской группы входили два механика: первый был ответственным, а второй помощником. В данном случае я был вторым.

В Эстонии съёмки проходили на заброшенной электростанции на реке Ягала (Jägala), заброшенной плотине в километре от неё и на некоторых объектах в Таллине. Электростанция и плотина обладали выразительной фактурой: растрескавшийся, покрытый лишайником бетон, битое стекло, масляные пятна. Казалось, что художникам при подготовке каждого кадра надо было просто следовать этой эстетике.

1977_Сталкер_25
Фото автора.
Collapse )

Сегодня 25 лет со дня крупнейшей в истории России и СССР железнодорожной катастрофы.

На трубе продуктопровода «Западная Сибирь — Урал — Поволжье», по которому транспортировали широкую фракцию лёгких углеводородов (сжиженную газобензиновую смесь), образовалась узкая щель длиной 1,7 м. Из-за протечки трубопровода и особых погодных условий газ скопился в низине, по которой в 900 м от трубопровода проходила Транссибирская магистраль, перегон Улу-ТелякАша Куйбышевской железной дороги, 1710-й километр магистрали, в 11 км от станции Аша, на территории Иглинского района Башкирской АССР.

Примерно за три часа до катастрофы приборы показали падение давления в трубопроводе. Однако вместо того чтобы искать утечку, дежурный персонал лишь увеличил подачу газа для восстановления давления[3]. В результате этих действий через почти двухметровую трещину в трубе под давлением вытекло значительное количество пропана, бутана и других легковоспламенимых углеводородов, которые скопились в низине в виде «газового озера». Возгорание газовой смеси могло произойти от случайной искры или сигареты, выброшенной из окна проходящего поезда.

Машинисты проходящих поездов предупреждали поездного диспетчера участка, что на перегоне сильная загазованность, но этому не придали значения.

4 июня 1989 года в 01:15 по местному времени (3 июня в 23:15 по московскому времени) в момент встречи двух пассажирских поездов прогремел мощный объёмный взрыв газа и вспыхнул гигантский пожар.

В поездах № 211 «НовосибирскАдлер» (20 вагонов, локомотив ВЛ10-901) и № 212 «Адлер — Новосибирск» (18 вагонов, локомотив ЧС2-689) находилось 1284 пассажира (в том числе 383 ребёнка) и 86 членов поездных и локомотивных бригад. Ударной волной с путей было сброшено 11 вагонов, из них 7 полностью сгорели. Оставшиеся 27 вагонов обгорели снаружи и выгорели внутри. По официальным данным 575 человек погибло (по другим данным — 645), включая девять хоккеистов команды «Трактор-73»[4]; 623 стали инвалидами, получив тяжёлые ожоги и телесные повреждения. Детей среди погибших — 181.
Отсюда.
И видео.